Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Проект Оппозиция

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Содержание сайта "Проект оппозиция"

Критерии маргинализации оппозиции

Закономерная забывчивость

Наркотик власти

Для чего существует оппозиция?

О критериях

О спорных вопросах в политических и оппозиционных оценках

Закономерная забывчивость

Наконец мы дожили до того момента, когда идеологи власти (Владислав Сурков и др.) определяют оппозицию как общественного маргинала, выводят её за рамки открытой политической борьбы и фактически переводят её в социальные бомжи.

Оскорбительно ли это для оппозиции или нет?

Показалось, что сама оппозиция как-то равнодушно отнеслась к такому заявлению и к такой оценке своей деятельности и своего существования – «собака лает, караван идёт».

Но, с другой стороны, обидно. Что же получается, оппозиция в России до сих пор ничего приличного не сделала и её потому с высоты властителей идеологических дум можно не уважать и даже отменить?

И, оказывается, нынешняя власть существует в формах и лицах, нам надоевших, не благодаря заслугам и борьбе прошлой оппозиции с прошлой властью, а вопреки ей! Какая-то короткая память оказалась у существующих идеологов, обслуживающих Кремль, в той части истории, благодаря которой она, власть, и родилась.

Или же это явление забывчивости своих предков, основ и причин появления на свет есть отражение объективных законов Природы: закостенение ума (старение, кальцинирование мозга, отмирание нейронов или как-то по-другому) властителя в любой сфере власти, когда он страстно желает оставить нетронутой форму власти (при этом ужесточая законы, прежде всего), заменяя суть любой добродетели на пустоту формального, а фактически аморального толка? Явно просматривается громадное желание регулировать заложенное Природой качество «отрицание отрицания», необходимое для дальнейшего развития и поддержания общественного здоровья. С одной стороны, создаётся Общественная палата, а, с другой стороны, ужесточаются нормы существования НКО. Странная ситуация: развитие общественной идеи начинает принадлежать руководителям государства, а развитие демократических форм общества всё более сворачивается.

Наркотик власти

Высокомерное желание во что бы то ни стало регулировать оппозиционный процесс общества резко проявил заражение некоторых «руководящих товарищей» наркотиком власти. Если это так, то нам худо! Эта болезнь, как известно, со временем сильно прогрессирует, если её не лечить радикально. Вот в Китае наркоманию лечат даже битьём палками по ягодицам. Больно? Но это ещё ничего по сравнению с «битьём» 1917 года.

И какое новое модное слово изобретено – маргиналы да ещё общественные! Но не Сурков сделал это открытие и не автор этих строк. На самом деле, легко доказывается обратное: маргинальна подобная власть, в которой идеологи используют подобные  определения для оправдания своего морального бессилия. Много лет тому назад, выступая с концепцией открытого общества, автор лишь предсказал подобный антидемократический процесс в будущем, в случае усиления властной болезни: «Маргинализм – это общественное устройство при любом государственном строе, при котором могут жить люди» (http://genmir.ru/b/tr/10.htm#_Toc108181725). Режим маргинализма в отношении общества вводится властью преднамеренно. Поэтому политика правительства и правящей партии сегодня, по сути, сама является маргинальной, крайней, легко уничтожающей любые здоровые для развития общества ростки.

Желание упомянутых идеологов понятно: повлиять на общество и его здоровые силы, чтобы гипнотически, как это уже ни раз бывало, перевести общественное мнение к восприятию оппозиции как к падшим, к бомжам – они существуют, особенно никому не докучая, копаются в помойках и на них можно вообще не обращать внимания.

Остаётся лишь удивляться обеим сторонам: как в наше время можно допустить подобное? На каком этапе оппозиция вдруг потеряла свою общественную значимость?

Регулировать оппозиционные процессы пытались многие: Николай II и любой другой царь до него, Ленин, Сталин, который преуспел в этом, пожалуй, больше других, Хрущёв, Брежнев, Андропов, Горбачёв, Ельцин, Путин. Теперь начата очередная волна властной гегемонии подвести под оппозицию бомжовую маргинализацию с конституционной прокладкой.

Удивительно, насколько коротка память у руководящих нашей идеологией людей! Как будто им власть с луны свалилась! Или же они собственными усилиями и за счёт собственных кровных её приватизировали! В наше время установить феодальные порядки – это надо ещё решиться на такой безумно смелый шаг! Впасть в подобную эйфорию можно лишь от чувства собственной «богоизбранности». И если у наших государственных руководителей такие философы-идеологи в подсказчиках, то каких ещё умностей нам ожидать от них? В принципе, конечно, понятно их желание жить им хорошо. Отсюда и их общественная идея: «Лучшее – враг хорошего».

Для чего существует оппозиция?

Может быть, для того, чтобы страсть наркомании власти не охватывала огнём очередных «богоизбранных жертв», оказавшихся у трона и поражённых этим мифом? Но, с другой стороны, как оппозиция могла допустить подобное презрительное отношение к себе тех, кто на её горбу въехал в рай?

История, кажется совсем не учит, что прогресс, в том числе и общественный, остановить нельзя. Прогрессом сметается любой феодализм.

Конечно, можно разделить оппозицию на ту, которая обслуживает власть и на ту, что борется с нею. На ту, которая существует в пределах принятых законов, и на ту, которая пытается эти законы изменить. Но, по большому счёту, в чём отличие оппозиции Касьянова и оппозиции Зюганова? Фотографией в паспорте? Не видно их дел ни в пределах законов, ни за их пределами. Нет громких судебных дел к существующей власти, нет громких выигранных или проигранных дел. Практика их свелась к старым лозунгам, лоскутным программам и важному виду.

Даже та оппозиция, которая существует в пределах закона, не очень-то конкретно борется за правомерное применение законов, за их соблюдение, за права человека в пределах законов через судебное разбирательство. А без судебных решений нет и торжества точки зрения, и реализации главной идеи.

Этой деятельностью, наоборот, чрезвычайно эффективно занимаются правозащитные организации и отдельные правозащитники. Например, так, как об этом поведал нам в комментариях к собственной статье Павел Чиков http://www.civitas.ru/opendis.php?pop=0&year=2008&code=934 . Тем же занимается в Орле и Дмитрий Краюхин, и Юрий Алёшин в Туле со своими сторонниками, и многие другие подвижники. Так, может, настоящая оппозиция и есть правозащитная, которая добивается, прежде всего, восстановления в высших правах моральных и нравственных норм? А политическая оппозиция сама скатилась к демагогии?

Сколько бы мы ни говорили о чистоте выборов, о коррупции, об избиении в милиции, но пока вал судебных дел по этим вопросам не захлестнёт суды с подачи не только правозащитников, но и политических партий, пока в судебном порядке не будет доказана масса конкретных фактов и информация о них широко не разойдётся, до тех пор политическая оппозиция будет чувствовать себя изгнанницей из собственного дома. До тех пор пустая политическая говорильня будет лишь отвращать людей от неё.

О критериях

Пора переходить от слов к делу – вот основной критерий.

Дело – это повсеместная судебная практика защиты своих требований, которые, как правило, не выходят за рамки существующей Конституции. Это повсеместно судебная практика защиты своих интересов, интересов своих сторонников и своих членов. Вот тогда критерий маргинализации отпадёт сам собой.  И люди потянутся.

Но дело – это ещё и широкая информационная сеть и её постоянная работа, о чём почему-то оппозиция вспоминает лишь накануне выборов. Не поддаваться гипнозу телевидения, газет и речей на митингах можно, лишь противопоставив им постоянный и действенный поток новостей о конкретных и эффективных делах по существу. Не надо бояться дебатов и дискуссий. Наоборот, выходить на них и с цифрами в руках доказывать свою правоту.

Какой критерий маргинальности оказался у чиновников? Ненародность оппозиции. Вот это и страшно. Оппозиция не привлекает народ, ничего для этого не делает. Главные оппозиционеры почему-то решили, что сама идея противостояния власти привлекает людей. А людям нужно жить и выживать в условиях тяжелейших. Им не до политической борьбы за верховную власть где-то в Москве.

О спорных вопросах в политических и оппозиционных оценках

Не все действия власти подпадают под оценку «аморально». Защита слабого всегда считалась нравственной. И если Запад в своих оценках грузино-осетинского конфликта вначале взял сторону Грузии, то всё равно, рано или поздно, равновесие моральное будет восстановлено. Сейчас не те времена, чтобы политические силы во всё мире, даже в США, долгое время настаивали на своей ошибочной с моральной позиции точке зрения.

Вот почему руководство Россией получило неожиданную моральную поддержку в мире, в противовес чуть было ни начавшимся против неё политическим и экономическим санкциям.

Какими бы интересами ни руководствовался президент России при принятии решения о вводе российских войск в Грузию – экономическими, политическими, собственными амбициозными, – всё равно при этом присутствовал критерий высший, нравственный, который выше всех остальных критериев.

И возникает при этом очень непростой вопрос: «Каким образом будут теперь отмываться от своего злорадства в отношении России те «оппозиционеры», кто, так или иначе, допустил политическую бестактность в отношении человеческих норм?». Почему они поставили свои политические оппозиционные интересы выше морального долга по защите людей – осетин, в данном случае, – от признанного уже во всём мире  геноцида? Не разобрались в ситуации? В чём тут разбираться, когда надвигается второй холокост?

Как можно теперь, после таких правильных политически и неверных морально «оппозиционных» выступлений, ожидать, что люди, потерявшие по какой-либо причине защиту, придут к ним за этой самой защитой, поверив на слово? Вот так, признавая политическую аморальщину, и теряют люди своих сторонников.

Или в оппозицию должны собираться лишь сверхчеловеки, не требующие защиты и несущие «новый порядок»? Не смахивает ли такая идеология на уже однажды апробированную в Германии идею?

И почему сама оппозиция не воспользовалась случаем и не проявила инициативу по переговорам между Грузией и Южной Осетией и Абхазией? Или же существующая в России оппозиция ждёт, когда споткнётся власть, а потом уже на этом фоне она себя проявит? Так получается, что у оппозиции нет животворных идей, а есть лишь калька существующих порядков? Вот этот вывод является самым печальным из всего случившегося на Кавказе в отражении на нашу с вами жизнь.

Говорить о том, что причиной войны на Кавказе со стороны России являются лишь экономика, политика и амбиции и их переплетение, – слишком примитивно. И если даже имеется очень большая степень их корреляции, всё равно над всем этим явно просматривается высокий нравственный критерий. И как бы некоторые оппозиционеры-либералы не пытались откровенно демонстрировать нам свои логические возможности в отрицании нравственности в политике, они не способны существенно поколебать мнение большинства об аморальной сути и экономики, и политики без оценок их с позиции нравственности.

Не замечать подобного означает впадать в примитивную аморальную демагогию, которая даже по самым крайним политическим критериям уже не проходит.

Примитивизм в оценках грузинско-российской ситуации вызвал лишь поток грязи, но не смог утопить в ней самый моральный вопрос человечества и отдельного человека: «Кто и как защитит или возьмёт на себя защиту, во-первых, права любого человека просто на жизнь и, во-вторых, права на жизнь достойную?».

Говорить о правах человека вообще безотносительно к их реальной защите можно лишь в теоретическом плане. Практикой защиты прав человека занимаются с большим успехом правозащитники, подвижники по своей сути, самые мужественные люди.

Почему же оппозиционные силы вдруг отмежевались от подобной практики, когда как раз в ней и надо проявить своё мужество, и показать силу своих лозунгов и теорий?

2008

 

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

28.11.2013

© Мирошниченко Г.Г., 2013